Дом-призрак (фоторепортаж)

Дом на Калинина срочно требуют расселить из-за невыносимых условий для жизни — он таинственно выпал из списка на переселение, а семьи живут в квартирах с дырами по стенам
Прокуратура Октябрьского района требует срочно расселить общежитие неподалеку от кольца на Калинина. Там нет горячей воды, с крыши текут ручьи грязи, сквозь дыры в стенах можно здороваться с соседями и безысходно холодно зимой. Корреспондент НГС.ЖИЛКОМ отправилась в гости к жителям и попросила показать, как они живут. Оказалось, что квартиры тут получали работники дорожного хозяйства и дом давно уже признан аварийным, но после переадресации пропал из списков на расселение. Есть ли надежда, что жители переедут в этом году, — в материале далее.
Дорога к злополучному 2-этажному общежитию ведет между заправками «Магнат-РД» и «Терминалнефтегаз» на ул. Калинина, неподалеку от кольца на Дрокино. Вокруг исключительно промзона. По рассказам жителей, здание было построено в 1971 году для сотрудников одного из подразделений КрайДЭО — ДРСУ № 1 (дорожное хозяйство и благоустройство), на бывшей территории которого и стоит сейчас дом. Всего в доме 12 «однушек» и «двушек», где живут около 30 человек, 8 из них — дети.
На входе в безликий двор «отрабатывает хлеб» всего общежития и лает на посторонних коротколапый черный пес. Облезлый коридор 1-го этажа впору для съемок фильма ужасов. По шороху направляемся в каморку возле лестницы. Тут парень пытается достать небольшой диванчик из наваленной в кучу мебели и матрасов. Судя по кафелю, комната когда-то была санузлом. «Ну здесь живу. Кладовка у нас тут. А что я вам расскажу, вон со 2-го этажа писали, когда свет у нас отключили. Туда идите», — обсуждать проблемы дома он не намерен.
После публикации в СМИ условиями в общежитии заинтересовались прокуратура Октябрьского района и стройнадзор. Замечания составили длинный список: в доме проблемы с освещением, не заделана электрика, нет горячей воды, протекает кровля, кирпичные стены в сквозных дырах, коридоры загромождены мебелью.
Итог проверки: дом сочли опасным для проживания и порекомендовали департаменту горхозяйства мэрии срочно найти жильцам новые «квадраты». До этого момента ответственная за муниципальные здания «Дирекция специализированного жилищного фонда» должна подключить горячую воду. Пока жители вынуждены набирать воду вот в таких санузлах через шланг и плескаться в тазиках в комнатах.
Коммунальные приключения общежития, вспоминает бывший работник ДРСУ-1 Вадим Пугин, начались в 2004 году. До этого времени дом отапливался соседней котельной, была горячая вода. После, якобы за чужие долги, общежитие вместе с предприятием арестовали приставы, а потом продали «частникам». Через год судебных тяжб дом вернулся предприятию и жильцам, но трубы с неслитой водой замерзли в мороз и были спилены. Так появились недешевые электрические батареи для отопления, за которые платило ДРСУ-1. Потом оно обанкротилось, и дом отошел мэрии.
В 2008 году жители просили главу Октябрьского района вернуть отопление и получили ответ: «Дом аварийный, и восстанавливать его нецелесообразно». В 2010 году дом также числился в списке на расселение, а потом оттуда исчез: «Я сам заходил на сайт, и он там был. Потом мы узнаем, что адрес поменяли: сейчас 21"д", был 21"а"». В справочнике 2ГИС сейчас дом значится как ул. 2-я Красногорская, 21"а"/3. Кроме того, после последних торгов чиновникам так и не удалось найти общежитию обслуживающую организацию — уже год жители не платят за свет и воду, мусор вывозят в город. Хозяин той самой базы, где стоит общежитие, платить за электричество в квартирах не намерен и в феврале отрезал провода. Перед приездом прокуратуры их соединили, говорят местные.
В напоминание о ветхой проводке потолок 2-го этажа покрывает черный налет. За год, пока здание было в частных руках, рабочие успели выковырять провода и поменять, но не спрятать. «Не могу включить микроволновку и чайник вместе — провода начинают плавиться, пахнет горелым», — сетует Екатерина. Замок на чердаке появился после жалоб на исхудавшую крышу: на лестнице собирается лужа, а в квартирах грязные ручьи раньше текли по обоям, пока не заделали. «Двушке» Вадима повезло больше: «У нас, может, так керамзитом и грязью засыпано за столько лет — не бежит».
Коридор 2-го этажа выглядит более оптимистично, чем 1-го. В свете фотовспышки можно разглядеть ремонт — его жильцы делали самостоятельно. «Мы выгребали мусор, все сыпалось. Сами запенили, замазали, побелили, — говорят они и показывают на трещину в соседской квартире. — Сквозная — и с той стороны дома тоже. Можно было поздороваться».
Несмотря на состояние дома, одна из квартир была недавно продана. Новоиспеченный сосед рассчитывает на новое жилье или компенсацию согласно количеству комнат и «квадратов», подтверждают мысли автора жители. Сам он тут не живет, а разбитые окна соседи затянули полиэтиленом, иначе выстужается дом.
В одну из проверок чиновникам удалось прочувствовать быт жильцов общежития на себе. «Из администрации один запнулся и чуть вниз не упал, — показывает Екатерина на металлическую заплатку в деревянном полу 2-го этажа. — Как побежал и прям закричал: "Заделать и свет поставить!". Правда, не знаю, кто это был…».
Сейчас жильцы боятся, что с приходом новой УК им выставят счет за неоплаченный период. Суммы немалые: за 26 «квадратов» семья Екатерина отдавала в месяц 3,5–4 тыс. руб., Вадим за 53 «квадрата» на четверых — 7–8 тыс. руб. «Будто коттедж содержим», — усмехаются они и объясняют сумму электрическими батареями.
На вопрос, как Екатерина в таких условиях живет с двумя детьми 8 и чуть больше 1,5 лет, женщина улыбается: «Привыкли уже: топим, одеваемся, на полу утеплитель и ковер с утеплителем». Квартиру в муниципальную аренду дали мужу от предприятия. Дети часто болеют, а педиатр наловчилась давать рекомендации по телефону: «Говорю, какие лекарства, и больше к вам не поеду». Школа в 4 остановках.
Ванная у семьи Екатерины и соседей — одна на двоих и закрыта от посторонних на ключ. При переезде этот санузел встретил ее слоем грязи на унитазе и пленкой на стене. Оторвать ее Екатерина не решается — сыпется штукатурка. До этого мылись в тазиках в комнате, но вторая беременность заставила купить бойлер и перебраться сюда, признается она.
Отдельного внимания заслуживает лестница: она давно не помнит состояния 45-градусного угла и постоянно, говорят жители, «сползает». Создается ощущение, что конструкция коротковата для пролета. Сам дом по периметру затянут в тугой пояс металлических балок. «Одели» его, вспоминает Вадим слова строителей, почти сразу после возведения — дом стал наклоняться.
По словам собственников, на фоне путаницы с адресами власти предлагали им скидываться на капремонт, хотя аварийные дома освобождены от платежей. Звучали предложения и о переезде в маневренный фонд мэрии — дом на Автомобилистов, 7«а»: «Показывать — не показывали. Кирпичный дом. Слесари говорили: "Не вздумайте туда ехать. У вас тут дворец с отдельными квартирами, а там клопы, тараканы да нерусские". Сейчас жители надеются на расселение к 2020 году, «если деньги будут».
В списке из 104 аварийных домов, намеченных на расселение в 2013–2016 годах, это общежитие автор не нашла. Более того, как объяснила представитель департамента градостроительства Оксана Покаместова, программа, по которой расселяли дома, признанные до 1 января 2012 года аварийными, закончилась досрочно — в 2015 году (должна была закончиться в 2017-м). Все 5 домов для переселенцев, возводимые «Сибиряком» и КБС, заселены. Жителям 2-й Красногорской остается надеяться на принятие новой программы и выделение федеральных средств. «Мы свои предложения и заявки направили, решение зависит от Федерации: сколько, когда, с какой программы, — объясняет г-жа Покаместова. — Это не обязательно строительство: может быть и покупка квартир у застройщика, и выплата компенсационная, "вторичка"».
Юлия Глушко
Фото Ирины Якуниной
Оцените работу журналиста: