Квартиры с обстановкой: рухлядь или экономия?

Треть квартир в Красноярске продается с мебелью — участники сделок рассказали про дизайнерскую мебель, экономию денег на гарнитурах, рухляди и попытках обмана
Треть квартир на рынке недвижимости Красноярска продается со встроенными кухонными гарнитурами, шкафами «Стенли» и прихожими. Покупателями квартир с «наследством», говорят риэлторы, чаще становятся те, кто имеет ипотеку, планирует сдавать квартиру или переезжает из меньшей площади в большую. Насколько увеличится цена недвижимости при продаже с мебелью и какие ощущения это вызывает у покупателей — в материале далее.

Около 30 % квартир в Красноярске продаются с той или иной мебелью, констатирует директор агентства недвижимости «Кром» Алексей Лагутин. Статистика Gilcom.ru и N1.ru свидетельствует: в наследство покупателям чаще достаются встроенные кухни с бытовой техникой, аналогичные прихожие и шкафы.

«Чем дешевле квартира, тем больше в ней вещей, — говорит директор федеральной риэлторской компании «Этажи» в Красноярске Виктор Мишуров. — Это даже не комфорт, а самый нижний ценовой сегмент — мебель из ДСП, ламинированного, крашенного». В элитных квартирах с дизайнерским ремонтом вещи порой тоже остаются, так как вряд ли впишутся в другой интерьер.

Принесет ли мебель дополнительный доход продавцу, зависит от договоренности с покупаетелем: некоторые квартиры продаются полностью обставленными, в других торг идет за каждый предмет. В квартирах среднего класса и ниже, описывают сегодняшние реалии риэлторы, мебель является скорее «приятным бонусом» для покупателя, чтобы заставить сделать выбор в пользу именно этого предложения. В редких случаях, добавляет Алексей Лагутин, участники смогут сторговаться на 20–30 % от стоимости каждого предмета. В элитном сегменте недвижимости мебель обязательно будет учтена. Кухонный гарнитур там, по оценкам архитектора и дизайнера Владимира Симоненко, может стартовать от 15 тыс. евро.

Квартиры с чужой мебелью, солидарны игроки рынка, покупают чаще под сдачу в аренду.

Автору также встретились красноярцы, идущие «на расширение», и ипотечники, откладывающие на время недешевый вопрос с обстановкой жилья. На последних в 2013 году делала ставку компания-застройщик «СибЛидер». По примеру американских и европейских застройщиков она предлагала покупателям новостройку сразу с кухонным гарнитуром. Желающим нужно было доплатить 50 тыс. руб. вместо 80 тыс. за аналогичный в магазине. Цену сбивали за счет опта.

С меблированными квартирами экспериментировал и «СМ.Сити» в первой очереди «Южного берега», припомнил Алексей Лагутин. Новшество, судя по отсутствию данных предложений у застройщиков сегодня, не прижилось. Среди предложений на текущем рынке подобное встречается у застройщика апарт-отеля «Парк Сити». За отдельную стоимость «Ментал Плюс» найдет не только мебель, но и аксессуары для апартаментов в 16–70 «квадратов», говорится на сайте. У красноярцев такие эксперименты массовых откликов не найдут, уверен директор «Крома»: «А смысл? Интернет позволяет купить все что угодно. Раньше, помню, отец в 1970-е купил польскую стенку, 1,5 года еще праздновали. Знакомый недавно обставлял квартиру, ездил в Китай. Представляете, заезжаете в город, где делают только люстры! Город!».

И если с застройщиками все прозрачно, то на вторичном рынке при покупке меблированной квартиры покупателя могут ожидать подводные камни.

По рассказам директора «Этажей» Виктора Мишурова, на этапе поиска продавцы согласны на любые уступки: «Договоренности идут: "Да-да, мы все это оставим". Позднее, когда деньги оплачены, бывает так, что не только этого не остается, а вплоть до лампочек и розеток все выкручивают. Аргументируют это часто тем, что "мы хотели за такую сумму продать, а вы нас сторговали на столько-то, мы передумали и все забрали"». Избежать подобных «сюрпризов» поможет предварительный договор купли-продажи, где будет прописано, что входит в стоимость квартиры.

Покупатели, которых нашла корреспондент Gilcom.ru и N1.ru, официальным договорам предпочитают «джентльменские соглашения». Бывший красноярец Сергей, живущий нынче в Краснодаре, побывал «по обе стороны баррикад» — и покупающих, и продающих жилье с мебелью. В 2010 году он перебрался из 30-метровой «однушки» на Вильского в «трешку» в старом доме на Пашенном за 2 млн руб. Бывшие владельцы решили начать жизнь в новой квартире с чистого листа. Поэтому оставили абсолютно все: кухню, шкафы, половики, шторы и даже одеяла и подушки. «Мы переезжали из маленькой квартиры в большую площадь и это нам значительно помогло», — делится Сергей.

Ощущения от чужой мебели у семьи разделились, продолжает он: «Квартира осталась от людей пожилых, которые копили это десятилетиями. Мебель вся старая была, некоторая — раритетная развалюха. Супруга относилась брезгливо. Я как парень очень хозяйственный всему хотел найти применение. Постепенно методом исключения и компромиссов часть оставили, остальное раздали друзьям или выкинули. В современности интерьер стремится к минимализации: чтобы не было стенок вдоль стен, ковров висящих. Мы это тоже не приемлем и избавлялись. Кровати, матрасы, постельные подушки, одеяла мы убрали — на своих спать комфортнее и приятнее. Хотя нас покупатели при продаже этой квартиры просили оставить двухспальную кровать». Квартира в Краснодаре при покупке также была обставлена, но от «абсолютного хлама» пришлось избавиться самостоятельно, добавил Сергей.

Другой красноярец, Алексей, купил мебель и технику по символической цене: «Воняло дедами, но с ипотекой решили сэкономить».

«Двушку» в одной из 4 новостроек у «Бобрового лога» семья купила за 3,3 млн руб. Еще около 15–20 тыс. ушло на кухонный гарнитур, двухкамерный холодильник, стиральную машинку, прихожую и электрокамин. «Деды, — говорит он о продавцах, — переезжали в меньшую квартиру тоже с мебелью. Как они там договаривались, не знаю, но эта мебель им была обузой, по 2–5 тыс. отдавали». По подсчетам Алексея, только новый кухонный гарнитур обошелся бы в тысяч 70: «Жена говорит: "Понакупили этой рухляди, давай свое возьмем". Но все исправное и работает. Машинка сломалась спустя 2 года, я сделал ремонт своими руками за 300 руб. — дальше работает. Гарнитур рассыпается, но до него руки не доходят, хочется своей жизнью пожить».


Юлия Глушко
Фото depositphotos.com (1), предоставлено Алексеем (2)

Оцените работу журналиста: