«Это работа мечты»

Новый главный художник Красноярска о страшных неосвещенных улицах Пашенного, непотребных вывесках и о будущем восхитительном преображении города
«Это работа мечты»

​У Красноярска появился главный художник. Должность получила жительница Тобольска Наталья Прибыльнова, приехавшая к нам, следуя мечте детства о романтических путешествиях. Теперь она будет заниматься обликом местных улиц, продумывать «сказочное» освещение на праздники и будни, фигуры из цветов, а также следить за размещением рекламы и вывесок. Редакция портала N1.RU попросила ее рассказать о проектах, которыми она гордится, и приоткрыть тайну, какое преображение ждет Красноярск.

Справка: Наталья Прибыльнова в 1993 году закончила Уральский архитектурно-художественный институт по специальности «дизайн». В 2014 году — Тюменский государственный университет по специальности «государственное и муниципальное управление». До 2015 года работала в Тобольске начальником отдела дизайна городской среды комитета по архитектуре и градостроительству мэрии, директором детской школы искусств и замдиректора департамента градостроительной политики Тюмени.


Наталья Константиновна, как Вы оказались в Красноярске? Вас пригласили работать?


Нет, город приглянулся. Первый раз я приехала в Красноярск в июле 2015 года, окончательно переехала в апреле 2016 года. Влюбилась в него с первого взгляда. Жизненная ситуация изменилась: дети выросли, поступили в тот же университет, что и я закончила. Я счастливо освободилась от семейных уз, захотелось изменений. Это с детства: «Генка Пыжов — первый житель Братска», строительство Красноярской ГЭС — романтика [книга детского писателя Николая Печерского. — Ю.Г.]. А я дальше Омска на восток не ездила. Приехала в Красноярск, посмотрела, погуляла по набережным. Енисей завораживает и восхищает. Подумала: «Я хочу здесь жить». У меня как раз истек срок трудового договора.


Получается, опыт работы главным художником у Вас есть в двух городах — Тобольске и Тюмени?


Да, 8 лет. Это самая интересная работа, работа мечты. Потому что есть возможность увидеть реализованные проекты, поучаствовать в их разработке и воплощении, повлиять на них. Творческая часть есть, но больше организационная. Я же не проектировщик, а главный художник, который не разрабатывает свои проекты, а организует работы по проектированию, координации, участию в процессе населения, творческих союзов. Можно сказать, отчасти популяризации деятельности в области дизайна городской среды.


В 1993 году окончила институт. Потом преподавала в пединституте на художественно-графическом факультете, в детской школе искусств. Позже меня пригласили главным художником города Тобольска (6 лет), после в той же должности 2 года работала в Тюмени. Так получилось, что главу города, с которым я работала, пригласили в Екатеринбург, сейчас он губернатор Свердловской области. А мне в Тюмени стало неинтересно, я вернулась обратно в Тобольск, где и проработала 3 года директором детской художественной школы, в этот период окончила Тюменский государственный университет по специальности «Государственное и муниципальное управление».


Какими проектами Вы гордитесь и почему?


Мне повезло, что я работала в Тобольске в тот момент, когда пошло финансирование программ по созданию туристического центра Западной Сибири. Какой город был в 2005-м и стал в 2008-м — огромная разница. Была полномасштабная реконструкция улиц, создание скверов, которых не было вообще. Я занималась концепцией по размещению парковых скульптур на гостевых маршрутах. Также начала программу по архитектурно-художественной подсветке, в том числе и ансамбля Тобольского кремля. Я плотно работала с проектировщиками, наиболее зрелищные варианты архитектурно-художественной подсветки выбирали на практике, подключая на объекте то один, то другой осветительный прибор. 


Подсветка стелы при участии Натальи Прибыльновой в Тобольске
Подсветка стелы при участии Натальи Прибыльновой в Тобольске


Какая задача тогда перед Вами стояла?


Создание иного ночного облика города. Не просто освещение улиц — с этим в Тобольске все хорошо обстоит, город небольшой. Это в Красноярске местами есть темные участки и улицы, где надо с фонариком ходить. Хотелось создать сказочный образ ночного Тобольска. После реконструкции улиц, выполнения подсветки и установки скульптурных композиций город стал другим: раньше так по улицам не гуляли, а сейчас каждый вечер — массы людей.


В Тюмени моей первой задачей была разработка (совместно с юридической службой) нормативно-правовой базы для приведения в порядок фасадов зданий. В итоге была принята новая редакция Правил благоустройства и несколько отдельных актов, среди которых положение, регламентирующее порядок разработки и согласования паспортов фасадов зданий, строений, сооружений. Размещение наружных блоков кондиционеров, вывесок, антенн, остекление лоджий и балконов — всё это относится к изменению внешнего вида фасадов здания. Подобная работа году в 2008-м проводилась в Петербурге, чуть позже Тюмени — в Москве, в 2014–15 годах — в Екатеринбурге.


Подсветка вышки при участии Натальи Прибыльновой в Тобольске 
Подсветка вышки при участии Натальи Прибыльновой в Тобольске 



На встрече с журналистами Вы уже говорили, что обилие вывесок и кондиционеров в Красноярске вызывает вопросы.


Я в должность еще не вступила, это все мое личное восприятие. Когда приступлю, передо мной будут поставлены задачи и определены направления, по которым буду работать. Сейчас это просто мои «хотелки». Сначала о хорошем: восхитило, что город для людей. Настолько видна работа по созданию комфортной среды. И это не только остров Татышев. Это набережная Качи: люди бегают, занимаются скандинавской ходьбой. Набережная Енисея, остров Отдыха. Читала, что в планах — объединение этих островков в единую систему. Я в восторге от каркасного озеленения. Во многих городах видела подобные попытки, но такого качества — в первый раз. Причем по масштабу почти все идеально посажены, и объекты встроены в среду. Плюс отношение к озеленению: когда в мае высаживаются тюльпаны, а потом заменяются, например, на петунию. Я курировала вопросы озеленения, знаю, какие это работы и затраты.


А что заметили среди минусов?


Понятно, что на той же набережной павильончики сильно портят вид. Они должны быть, чтобы людям было комфортно находиться, укрыться от дождя, перекусить. Но требования к их внешнему виду должны быть более серьезными.


Местные СМИ писали, что в Тюмени почти исчезли летние кафе. Красноярск ждет та же судьба?


Все, что касается временных объектов, в Тюмени жестко регламентировано. Там разрешено всего несколько видов: цветы, мороженое, пресса. Там нет продуктовых павильонов, совмещенных с остановками. Никогда бы такого не разрешили. Почему? Когда устанавливаются, должны закрывать потребность в определенном виде товара. В необжитых районах со временем появляются капитальные объекты, эти магазины становятся менее посещаемыми, дальше — демонтаж по истечению срока договора.


В Красноярске ситуацию с павильонами как оцениваете?


Я удивлена [что здесь не так].


А что думаете по поводу рекламных вывесок?


В центре они вообще сплошь и рядом. По-моему, на ул. Ленина есть памятник культурного наследия. Я с трудом отыскала в общей массе всевозможной информации [соответствующую] табличку. К таким зданиям должны быть особенные требования. А в целом должны действовать общие правила размещения рекламы и информации, как, например, в Москве и Казани. 


Как же рекламодатели будут выделяться на фоне других?


Если бы власти, которые должны контролировать, соглашались со всеми «хотелками» рекламодателей, у нас бы все надписи были красными буквами на желтом фоне, или черными — на желтом. Если у всех желтый фон — внимание наоборот рассеивается. Всегда нужно находить компромисс между желаниями рекламодателя и требованием общества. Все-таки должна быть разница между Турцией и административным центром края, хотелось бы цивилизованного отношения.


Красноярску ждать тех же документов, что и в Москве?


Проект документа будет подготовлен. Это все — предмет обсуждения различных структур: администраций районов города, юридической службы, представителей творческих союзов, объединения рекламодателей. Нужно найти форму, приемлемую для всех, без жестких неприятных мер.


Вопрос исторического квартала не совсем в Вашей компетенции. Но все-таки как, считаете, он должен выглядеть и должен ли быть вообще?


Я пока не готова ответить на этот вопрос. Тема мне очень близка, но пока я не глубоко погрузилась, не хотелось бы поверхностных суждений.


Вы считаете, что иллюминация в городе архаичная. Почему? Где идеальная?


Я про иллюминацию на пр. Мира. В какой-то период это было свежо, современно, наверняка горожанам нравилось, создавало настроение. Но время идет вперед, и появляются новые технологии. Сейчас очень интересное направление: изготовление консольных опор со встроенной подсветкой для праздничной иллюминации. Это может быть скользящий свет. На набережной Тюмени, например, — торшерные опоры, полупрозрачная труба, сверху ажурный металл, а внутри — люминесцентная лампа. Тогда это было интересно: в обычное время включались фонари, в праздничное — подсветка.


Вы сейчас говорите о центре города. А что думаете об окраинах, все улицы освещаются?


Я квартиру снимала на Судостроительной. Там в вечернее время пошла, реально было страшно: «Где я поселилась вообще и что тут происходит!?». И люди какие-то странные ходят — в темноте все кажутся странными (смеется. — Ю.Г.). Больше всего бросаются в глаза участки, которые не освещены: площадь у БКЗ и КИЦ. Вы там были вечером? Там провал просто. На зданиях есть интересные элементы, которые можно обыграть. Есть интересное здание (факультет начальных классов педуниверситета. — Ю.Г.) на пр. Мира из красного кирпича, в сумерках его вообще не видно. При этом мне безумно нравится решение по подсветке высоток, когда верхний парапет светится — видно с любой точки города. Вот направление, которое надо развивать. Надо выбрать объекты, чтобы увязать в единую композицию.


Мне было бы интересно поработать с администрациями района. Лучше, чем жители, никто проблем окрестностей не знает. Было бы целесообразно по каждому району разработать план действий, найти центр притяжения там. Это озеленение, освещение, велосипедные дорожки. Естественно, единоразово это сделать невозможно, но по чуть-чуть, ежегодно.


Комментаторы НГС.НОВОСТИ одобряют Ваш подход к рекламе и кондиционерам. Они спрашивают, будут ли решаться вопросы с объявлениями и афишами в неположенных местах?


Чтобы они не появлялись, нужно достаточное количество мест, где их можно размещать. Установка афишных тумб приличного вида, определение ответственности за очистку и содержание. (Это же дополнительные деньги?). В Тюмени, например, люди на этом деньги зарабатывали, вкладывали средства в тумбы и размещали за небольшую плату.


Красноярские фотографы и гости города жалуются на свисающие гроздями провода — они портят вид. Этот вопрос касается компетенции главного художника?


Проводов вообще не должно быть, если позволяют условия. В том же Тобольске в нагорной части города все увели в кабель. Попробовали в подгорной сделать так же, но там грунты другие. Это невозможно. В Красноярске будет проводиться реконструкция центральных улиц, думаю, что будет первая ласточка при наличии технической возможности.


«Это работа мечты»



Главный художник города может на это повлиять?


Конечно. Понятно, что я не могу сказать: «Ну-ка, быстро» (стучит по столу). Но при обсуждении высказать мнение обстоятельное, да. Еще момент: наличие троллейбусов и их проводов в городе. В Тюмени приняли решение из-за эстетики отказаться от использования троллейбусов. Сначала люди возмущались, а потом настолько грамотно выстроили автобусные маршруты, на них гораздо быстрее можно доехать, чем на личном транспорте. У них преимущество. Нет, трамваев и метро там нет.


В 2011 году в Тюмени, где Вы работали, назрел бунт архитекторов. Ряд архитекторов, как гласит информация в интернете, высказывали недовольство «аляповатостью» города, наружной рекламой. К ним на встречу вышли только Вы. Расскажите, в чем конфликт был и решились ли как-то озвученные ими вопросы?


Не назвала бы это «бунтом архитекторов». Там была смена одного заместителя главы по вопросам капитального строительства на другого. Содружество творческих союзов Тюменской области организовало круглый стол. Среди них было несколько неадекватных людей, но в основном люди, болеющие за город. Член союзов дизайнеров, художников и архитекторов Виктор Станкевский показывал свою презентацию. Зафиксировал места города, которые у него вызывают резкое неприятие. В качестве положительного примера привёл Европу, Голландию, Францию: «У нас вот так, у них вот так». Вопросы очевидные. Скандала не было. Были активные «наезды», но, когда мы вступили в диалог и новый зам пригласил инициативную группу к себе, решили: давайте посотрудничаем, посмотрим, что можно сделать по одному из неухоженных в городе мест —скверу. В результате взаимодействия с Тюменской архитектурно-строительной академией на одном из заседаний архитектурно-художественного совета города были представлены очень интересные студенческие курсовые проекты по этому скверу. К сожалению, я не знаю, дошло ли дело до практической реализации — к тому времени я уже не работала в Тюмени. Но тогда от негатива перешли к сотрудничеству: до этого момента архитекторов просто не слышали, все и накопилось. Люди переживают, пишут, говорят, на них не обращают внимания.


Красноярские архитекторы тоже часто высказываются об облике города. Ждете такой же конфликт?


Я бы очень хотела сотрудничать с местными архитекторами. Чтобы найти правильные решения, нужно услышать все мнения.


Помимо архитекторов новые архитектурные требования будут обсуждаться с жителями?


В качестве примера — в центре Тюмени есть законсервированное кладбище. Тема затрагивает большинство населения. Когда решался вопрос о его реконструкции (установка ограждения, обустройство сквозных проходов, системы освещения) проектные решения выносились на публичные слушания и все предложения вносились в протокол в виде рекомендаций, что потом было учтено проектировщика при доработке проекта.


В Красноярске тоже были споры по поводу неприглядного внешнего вида у кладбища Бадалык — после все павильоны с венками и памятниками прикрыли шумоизляционным забором. В Покровском, наоборот, архитекторы выступали против портящего внешний облик микрорайона забора. Где золотая середина в таком вопросе?


Как чисто функциональный вариант можно использовать зеленое ограждение. Обычно ели сажаются на расстоянии 3–5 метров, а когда формируются как ограждение — на расстоянии метра, в процессе роста путём подрезки формируется зелёное ограждение. Если сажать среднего размера, быстро разрастаются, получается очень красиво. Для экологии и шумоизоляции работает. Но опять же, если для этого есть возможность — в метре от дороги дерево погибнет, проходящая теплотрасса тоже помешает. Что думаю об экранах? Для жителей это благо и компромиссное решение вопроса. Там, где оно есть — другого варианта, наверное, не сделаешь. В новых микрорайонах можно предусмотреть другое проектное решение. 

Юлия Глушко
Фото Артема Ленца (1), предоставлены Натальей Прибыльновой (2–3) 

Оцените работу журналиста:
Посмотреть комментария
Вам — подарок!
Скачайте бесплатно список документов для сделки и шаблоны договоров
  1. Рубрики

    Меню навигации по рубрикам теперь находится здесь. Нажмите «Далее», перейдите в нужную рубрику и продолжите знакомство с новым сайтом.

  1. С объявлениями всё в порядке

    Мы сохранили объявления с  у нас.

  2. Контакты по объявлению

    Теперь посмотреть телефон и связаться с автором объявления можно прямо из списка.

  3. Избранное

    Сохраняйте объявления и просматривайте на сайте и в мобильном приложении. Мы синхронизируем Избранное для зарегистрированных пользователей.

  4. Уведомление о новых объявлениях

    Подписывайтесь и регулярно получайте письма о новых объявлениях на электронную почту

  5. Уведомление о новых объявлениях

    Подписывайтесь и регулярно получайте письма о новых объявлениях на электронную почту

  6. Спасибо, что дошли до конца.

    Остались вопросы и предложения —напишите нам.